May 4th, 2009

(no subject)

Ежегодный телевизионный военно-патриатический психоз имени Дня Победы стартует сегодня. По всем каналам начинаются "Кати"-шмати, "Заставы Жилина" и прочая жирно замешанная, круто наворчанная хрень со свистящими пулями, рвущимися снарядами, рвущимися же страстями и дебильными немцами, бестолково бегающими из угла в угол телеэкрана и регулярно играющими на губных гармошках. Короче - кино и немцы. Как раз сейчас заканчиваю сценарий на тему Великой Отечественной. Все то же самое - немцы, партизаны, убийство мирных жителей. Но пусть у меня рука отсохнет, если получится что-нибудь похожее.

(no subject)

Вот смотрю раскрашенные  "Семнадцать мгновений...". Хорошо раскрасили.

Помню, как в семдесят втором году ребенком смотрел самый-самый первый показ. Помню ощущение острейшего разочарования, когда в первой серии этот таинственный, странный штандартенфюрер Штирлиц, приехав к себе домой в особняк, вдруг превратился в банального полковника Исаева. До сих пор помню, как мне было обидно - обманули. В тот момент, когда он стал принимать шифровку по радиоле, стало как-то скучно и обыкновенно. Не знаю,  чего, собственно, я ожидал от этого штандартенфюрера. Дальше как-то смирился и снова стало нравится.